Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо


    Главная

    Новости

    Методика 

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы

    Интерпретации 

    Школьная библиотека

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
    Джонатан СвифтЕ.А. Цурганова
     
    Джонатан Свифт (1667-1745),
    английский писатель и политический деятель
     
     
     
    Свифт — один из величайших сатириков мира — страстно ненавидел феодализм, однако был исключительно прозорлив и в оценке новых буржуазных отношений, которые считал враждебными человеческой природе.
    Жизнь Джонатана Свифта еще полнее, чем у Дефо, насыщена многообразными перипетиями и превратностями.
    Он родился в семье бедного колониального чиновника в Дублине (Ирландия), рано осиротел и воспитывался на средства своего дяди — зажиточного адвоката.
    Окончил колледж Святой Троицы (Тринити-колледж), где готовили будущих богословов.
    Однако успехи Свифта, особенно в познании богословия и философии, были чрезвычайно скромными.

    События 1688 — 1689 гг., приведшие к созданию в стране конституционной монархии, вызвали в Ирландии волнения, и Свифт вместе с родственниками переезжает в Англию (в Лейстср), где становится полуслугой, полусекретарем богатого царедворца и дипломата Уильяма Темпля. В доме этого вельможи Свифт встречается с политическими деятелями и учеными, усиленно пополняет свои знания, чему весьма способствовала богатая библиотека в поместье Темпля (Мурпарк в шести милях от Лондона). В 1692 г. благодаря поддержке Темпля, Свифт сдал экзамен в Оксфордском университете на степень магистра искусств, которая предоставляла право на духовную должность. Свифт отправляется в Ирландию, где получает небольшой церковный приход. Но в 1696 г. он вновь возвращается к Темплю, на этот раз уже как друг. В это время начинается, а вскоре и расцветает его творчество.

    Свифт пробует свои силы в классицистических жанрах, пишет оды, поэмы, а затем находит свое настоящее призвание — создает сатиры. Первые сатирические произведения Свифта: памфлет «Битва книг» (I697) — описание литературных нравов той поры и «Сказка бочки» (1704) — антирелигиозная сатира сделали его известным и влиятельным лицом в Англии. Слава Свифта как журналиста и памфлетиста в этот период настолько велика, что приводит в трепет его политических противников.

    Свою знаменитую «Сказку бочки» Свифт опубликовал, чтобы отвлечь критиков от муссирования историко-филологических ошибок, допущенных Темплем в памфлете «О древней и новой образованности» (1690)- В Англии XVII—XVIII вв. выражение «сказка бочки» означало «бабушкины сказки», побасенки; Свифт вернул ему первоначальный смысл морского термина: «У моряков существует обычай, когда они встречают кита, бросать ему для забавы пустую бочку и тем отвлекать его от нападения на корабль».

    Но «Сказка бочки» — это прежде всего гениальная антирелигиозная и социальная сатира. Она направлена против трех разновидностей христианской религии — католицизма, пуританства и англиканства, воплощенных в образах трех братьев: Петра, Джека и Мартина. Отец завещал своим сыновьям-близнецам по кафтану и призывал бережно хранить их, не переделывать ради новейшей моды. Но братья, мечтая попасть в высший свет (и здесь начинается беспощадная критика дворянства, политической и социальной системы Англии), нарушили запрет отца. Как только в моду вошли аксельбанты, Петр сделал их себе из кафтана. А вскоре завещание вообще упрятали подальше.

    Желчность Свифта, когда он говорит о братьях, не знает предела. Петр украл чужое богатство, заважничал, изобрел много способов обирать бедняков, главные из них — шептальня (исповедь) и средство от глистов (отпущение грехов). Индульгенции он называет страхованием от огня, святую воду — универсальным рассолом.

    Джек и Мартин пытались протестовать, по Петр выгнал их. Джек от злости порвал кафтан, остались одни лохмотья — очевидная пародия на скупость пуритан. Он начал говорить только цитатами из завещания. Совершая гнусность, жарко молился, кроме того, ненавидел музыку и яркие краски. Поведение Мартина в сатире Свифта «менее нелепо», но и в его адрес не сказано ни одного похвального слова. Сатира Свифта направлена не только против братьев, но и против отца — самой идеи христианства. Вольтер писал: «Свифт  уверял, что он исполнен почтения к отцу, хотя попотчевал его сыновей сотней розог, но недоверчивые люди нашли, что розги его были настолько длинны, что задевали и отца».

    После «Сказки бочки» официальные круги возненавидели Свифта. Он так и не получил тех мест, которые вначале обещали ему виги. Расхождение между ними и писателем углубилось и по другим, более существенным причинам. Партия вигов, находясь у власти, проводила политику вмешательства в дела на континенте. Англия была втянута в войну за испанское наследство, войну династическую, чуждую интересам народа, что и раскрывает Свифт в памфлете «Поведение союзников и... министерства в настоящей войне» (1711). Он разоблачает высшие военные и министерские круги, где процветают подкупы, взяточничество, воровство. После памфлета Свифта большинство англичан стало решительно высказываться за мир, а партия вигов и ее вождь — командующий войсками герцог Мальборо вынуждены были уступить власть тори.

    Те во главе с виконтом Болингброком с распростертыми объятиями принимают Свифта в число друзей, его голос часто становится решающим для правительства. Свифт не стремится ни к богатству, ни к титулам — он всецело занят политической деятельностью, направленной на быстрейшее заключение мира. В 1713 г. он подписан. Однако вскоре Англию опять всколыхнули политические интриги и даже бури. Умерла королева Анна, последняя из Стюартов. На престол вступил Георг I, представитель новой, ганноверской династии. У власти вновь оказались виги. Политической деятельности Свифта в Англии пришел конец.

    В 1714 г. писатель удалился в Ирландию, где был назначен настоятелем собора Св. Патрика в Дублине. Родина Свифта была тогда в бедственном положении.  Англичане  запретили  ввоз ирландских изделий, чем нанесли огромный ущерб экономике страны, довели до нищеты ирландский народ. В начале 1720-х гг. Свифт пишет памфлет «О всеобщем употреблении ирландской мануфактуры», призывая к бойкоту английских товаров. Он приобретает всенародную любовь, никто не выдал его авторства. Писателя охранял целый отряд.
     
    Самыми значительными из ирландских памфлетов Свифта стали «Письма суконщика ко всему ирландскому народу» (1724) и «Скромное предложение о детях бедняков» (1729). В «Письмах» Свифт клеймит поверхностную английскую демократию, говорит о том, что «король не имеет права поработить целый народ». «Скромное предложение» — это горькая сатира на чудовищные способы обогащения буржуа, жестокость, с которой английское правительство относилось к ирландцам: «Чем бесконечные притеснения, лучше сразу принять одну радикальную меру: откармливать мальчиков бедняков на убой и изделия из кожи».

    Но полнее всего мировоззрение Свифта проявилось в знаменитом «Путешествии Гулливера». Эту книгу он начал писать сразу же по приезде в Ирландию, а закончил через 12 лет. В первых двух частях романа — «Путешествии в Лилипутию» и «Путешествии в Бробдингнег» писатель еще пытается найти средство оздоровить общество, но в дальнейшем убеждается в безнадежности этой идеи.

    Сатира Свифта сложна и противоречива. В первой половине книги сопоставляются три мира — лилипутов, обыкновенных людей и великанов, — но в каждом из них царят одни и те же страсти: любовь к деньгам, к титулам, низкопоклонство. Феодальные пороки перемешиваются с буржуазными. В Ли-липутии, например, должности даются тем, кто искуснее пляшет на канате, изощреннее льстит монарху, а у великанов фермер, нашедший Гулливера, за деньги демонстрирует его в балаганах. Ничтожно малы лилипуты, а их король, величиною с палеи, именует себя «могущественнейшим», «величайшим из сынов человеческих», «ужасом вселенной». Феодальные путы способны погубить любого человека. Гулливер, человек-гора, ничего не меняет в Лили-иутии к лучшему. Он даже употребляет свою мощь на чуждые народу цели: вмешивается в глупейшую войну, лишает противника лилипутов флота.
    Сначала Гулливер еще пытается сопротивляться, не соглашается «быть орудием обращения в рабство целого народа». Лилипуты опутывают его — не бечевками, а невидимой опасной мишурой: лестью, титулами. Гулливер спасается бегством. Лилипуты — это в сущности, копия английского двора, с его интригами одной партии против другой, с его раздорами, столь же пустыми, как спор о том, с какого конца разбивать яйцо. Лилипуты, как и английские придворные, лживы, неблагодарны, завистливы. Собственным опытом Свифта навеяны афоризмы Гулливера: «Величайшие услуги, оказываемые монархам, не в силах перетянуть на свою сторону чашу весов, если на другую положен отказ в потворстве их страстям». Таким образом, основное содержание первой части — критика феодального общества.

    Но глубина Свифта — в понимании того, что с победой нового, буржуазного строя пороки общественной жизни не уменьшаются, а, наоборот, увеличиваются. Во второй части, «Путешествии В Бробдингнег», к великанам, писатель пытается нарисовать образ идеального, просвещенного монарха. Король великанов — ученый, он царствует в мирном согласии со своим народом. Король ненавидит ложь, ценит свободу своих подданных. Слушая рассказы Гулливера, властелин великанов осуждает английские порядки — продажный парламентский строй, гнилое законодательство и особенно войны. Король отказывается применить пушки против жителей своего государства. Но Свифт не раскрывает его взаимоотношения с подданными, в романе обойдены конфликты в стране великанов. Лишь один раз вмешиваются монархи в мирские дела: королева выкупает Гулливера у фермера.

    Третья часть, «Путешествие в Лапуту, Бальнибарби, Лаггнегг, Глаббдобдриб и Японию», написана под сильнейшим впечатлением от ирландского восстания. Попав в Лапуту, страну волшебников, Гулливер восклицает: «Больше всего я наслаждался лицезрением людей, истреблявших тиранов и узурпаторов и восстанавливающих свободу и попранные права угнетенных народов». Писатель отметает теорию «просвещенного монарха». Тот может принести известную пользу, но не в состоянии радикально исправить общество, «без развращенности нравов нельзя удержать королевский трон». Мечты о хорошем государе Свифт сравнивает теперь с самыми нелепыми и дикими проектами и спекуляциями своей эпохи. Упования на него столь же безумны, что и попытки добыть солнечный свет из огурцов или пищу из отходов.

    Лапутяне — пародия на рационалистов. Лапутская наука — достояние узкой касты людей, средство наживы, быстрою обогащения — вырождается в прожектерство. Свифт критикует педантизм и замкнутость ученых жителей Ла-путы. Погруженные в математику и музыку, они полны презрения к простым людям, к обычным человеческим нуждам. Их кушанья — шедевр кулинарно-математического искусства, но их дома кривы. Они научно вычислили рост и объем Гулливера, но костюм получился скверным. Столь же не нужна для жизни и «деятельность» академиков Лапуты. Свифт неисчерпаем в своей фантазии, с большим мастерством он критикует их страсть к разным химеричным проектам (создание ткани из паутины, размягчение мрамора для подушек, выведение бесшерстных овец; наконец, чудо филологии — отмена языка — все, что привело Лапуту к нищете и разорению). Народ сопротивляется погоне за богатством, за золотом, в котором Свифт видел прежде всего средство эксплуатации человека: «Богатые пожинают плоды работы бедных, которых приходится по 1000 на 1 богача». Чтобы честно скопить богатство, необходимо 200 лет! Вероломство, угнетение, подкуп, обман — это еще «самые простительные способы» приобрести состояние в новом буржуазном обществе. Свифт не забыл и про такой характерный для эпохи источник обогащения, как эксплуатация колоний.

    Заключительная часть романа «Путешествие в страну гуигнгнмов» отражает сложность мировоззрения Свифта. Это и утопия, и пародия. Основы жизни в стране очеловеченных лошадей — это общинный строй и натуральное хозяйство. Гуигнгнмы не знают денег, не знают слов «ложь, насилие, предательство, жадность». В чистоте и мире текут их лип. Но Свифт понимает, что примитивный строй с отсутствием письменности, с овсяной кашей и молоком, а главное, с рабами и частной собственностью — это не выход из положения. Он колеблется между утопией и отчаянием, издевается над собой и читателями, создает страшную пародию на человечество — иеху.

    Иеху — вызов и пощечина сторонникам теории «естественного человека». По мнению писателя, человек вовсе не добр от природы. Свифт создает свою робинзонаду: попавшие на необитаемый остров мужчины и женщины озверели, их потомство превратилось в домашних животных у умных лошадей. И мало того, — люди оказались самыми гнусными, вредными и подлыми из животных. Многие обвиняли писателя в человеконенавистничестве, но иеху Свифта — это одичавший буржуа, пародия на него, а не на все человечество.

    Среди иеху есть и влиятельные особы, которым фавориты лижут тело, вызывая всеобщую ненависть. «Все это приложимо к нашим дворам», — замечает Свифт. О простых людях, об исчезающих свободных крестьянах Свифт писал с уважением: «Английские поселяне старого икала... славны простотою нравов, подлинным свободолюбием, храбростью и любовью к отечеству».

    Свифт оказал огромное влияние на мировую литературу. Жанр сатирического, с использованием фантастики, отображения действительности, творчески развили М.Е. Салтыков-Щедрин и А. Франс.
     
     
    Исторический лексикон : история в лицах и событиях : XVIII век : [Текст] / редсов.: Ю.С. Осипов (председ.) [и др.] – М.: Академкнига/Учебник, 2006. – С.607-611.
     
     




    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование