Рожнов В., Орлов В., Паклина Н., Спасская Н. Возвращение лошади Пржевальского

 
 
Возвращение лошади Пржевальского
 
 
 

Доктора биологических наук Вячеслав РОЖНОВ, Виктор ОРЛОВ, научный сотрудник Наталья ПАКЛИНА, Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН; кандидат биологических наук Наталья СПАССКАЯ, Научно-исследовательский зоологический музей Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова
 

В результате деятельности человека природные популяции многих животных сократились настолько, что без нашей помощи им неминуемо грозит вымирание.  Один из исчезающих видов -знаменитая лошадь Пржевальского. Разведение в специальных питомниках и зоопарках - пока единственный способ сохранения ее поголовья. Однако конечная цель ученых - возвращение этих исконных обитателей степей в естественную среду.

ВИД ИЛИ ПОДВИД?
 
О существовании в природе азиатской дикой лошади науке стало известно благодаря великому русскому исследователю Центральной Азии Николаю Пржевальскому (почетному члену Петербургской АН с 1878 г.). Впервые он встретил этих животных во время экспедиции 1876-1877 гг. на пути от реки Булугун к озеру Баркуль. А описал новый вид хранитель Зоологического музея АН в Санкт-Петербурге Иван Поляков, назвав его в честь знаменитого путешественника (Equus przewalskii Poljakov, 1881). По собранным к тому времени сведениям ареал дикой лошади очерчивался пределами Джунгарии (*Джунгария находится на северо-западе Китая, на севере и востоке ограничена горами Монгольского Алтая, на юге — Тянь-Шаня. Большая часть ее территории занята пустыней, на востоке переходящей в Монгольскую Гоби (прим. авт.)): на севере достигал реки Урунгу (верховья Черного Иртыша) и северных склонов Монгольского Алтая, а на юге — Тянь Шаня. Именно отсюда происходят все пойманные для зоопарков и музеев лошади Пржевальского.

Но всегда ли места их обитания ограничивались названной областью? В ископаемом состоянии эти животные известны с позднего плейстоцена. Ряд морфологических особенностей указывает, что данный вид сформировался в условиях сухих степей, лесостепей или подобных ландшафтов в предгорьях Центральной Евразии. И хотя палеонтологические находки немногочисленны, они свидетельствуют о широком распространении лошади Пржевальского в Монголии и Северном Китае, встречалась она и на территории современного Казахстана, России. Исторические документы показывают, что в XVH-XV1II вв. ее ареал включал также север Казахстана и междуречье Волги и Урала — вероятно, азиатская дикая лошадь проникала сюда из Джунгарии через Зайсан-скую котловину (*3айсанская котловина расположена в Казахстане между хребтами Южного Алтая на севере, Тарбагатая и Саура на юге (прим. ред.)). В Сибири она была обычна в начале XVII в. на правобережье Иртыша (приток реки Оби) и в степях Кузнецкого уезда Томской губернии.

Одновременно в степях южной и юго-восточной России вплоть до конца XIX в. обитали «тарпаны» (Equus gmelini Antonius, 1912), что в переводе с тюркского означает «дикие лошади». Это название имеет аналоги в казахском, татарском и башкирском языках.

Возникает закономерный вопрос: может быть, азиатская дикая лошадь и европейский тарпан — один вид? По мнению некоторых ученых, например, Роналда Новака из Университета Джона Гопкинса (США), Петера Грабба из Лондонского зоологического общества, крупного отечественного зоолога, академика (с 1974 г.) Владимира Соколова, существует несколько географических подвидов — Equus caballus przewalskii, Equus caballus gmelini. При подобной трактовке лошадь Пржевальского иногда именуют джунгарским тарпаном (впервые это название появилось в публикациях 1955 и 1961 гг. доктора биологических наук, профессора МГУ им. М.В. Ломоносова Владимира Гептнера). Однако она имеет ряд специфических морфологических и генетических особенностей, позволяющих считать ее самостоятельным видом. Именно такой трактовки придерживаемся и мы.
 
ИСТОРИЯ ИСТРЕБЛЕНИЯ
 
Ареалы европейского тарпана и лошади Пржевальского на территории нынешних Оренбургской и Самарской областей, по-видимому, перекрывались.
Подтверждение тому — исторические документы и дневники путешественников, свидетельствующие: в степях и полупустынях Волго-Уральского междуречья эти животные обитали одновременно, по крайней мере до середины XIX в. Но на южной окраине степного Предуралья вольные скакуны исчезли значительно раньше. В то же время за рекой Урал они существовали дольше и были более многочисленны — башкиры пригоняли оттуда целые табуны. Крайним восточным пределом распространения интересующего нас вида в России были Даурские степи, раскинувшиеся в бассейнах рек Онона и Аргуни, где азиатские дикие лошади жили, по-видимому, в течение всего XVIII в. Пустынные же районы джунгарской Гоби стали их последним прибежищем после вытеснения из некогда обширных мест обитания.

Менее чем через 100 лет после открытия лошади Пржевальского были полностью истреблены в дикой природе. История исчезновения поучительна. До 1940-х годов в южных предгорьях Монгольского Алтая и в пограничных районах юго-западной Монголии еще сохранялась жизнеспособная популяция диких лошадей. По минимальным оценкам она составляла несколько сот особей, обитавших на площади около 20 тыс. км2. Резкое сокращение числа «тахи» (местное название лошади Пржевальского) началось с зимы 1944/45 гг., последовавшей за летней засухой и вошедшей в историю страны под названием «Джут года обезьяны». Столь суровые периоды бывают здесь не чаще, чем раз в столетие. Многие семьи потеряли тогда весь скот и были вынуждены жить охотой.

Природная катастрофа в районе джунгарской Гоби совпала со своего рода милитаризацией Монголии, созданием отрядов самообороны и переселением сюда из Поднебесной около тысячи семей казахов-мусульман. Правительство страны снабдило их оружием для отражения ожидаемого нападения китайцев. Своего скота ни у беженцев, ни у военных почти не было, поэтому они, как и местные жители, существовали за счет охоты. Но если раньше население применяло старинные ружья, не наносившие серьезного ущерба популяции диких лошадей, то теперь в ход шли современные средства истребления, а преследовали животных на машинах. Хищнический промысел привел к катастрофе: последний раз лошадей Пржевальского в Монголии видели в 1969 г. С территории Китая они исчезли еще раньше.
 
БЛИЗКИЕ РОДСТВЕННИКИ
 
Между тем речь идет о единственном и последнем диком представителе настоящих лошадей. Четкие фенотипические и генетические признаки позволяют выделить лошадь Пржевальского в самостоятельный вид. У нее короткая, стоячая, лишенная челки грива, хвост в верхней части покрыт коротким волосом, а в нижней — длинным. Каштаны (роговые образования на внутренней стороне ног, расположенные выше запястного и ниже скакательного суставов) имеются только на передних конечностях, а не на всех четырех, как у домашних лошадей.

Причем у последних только 64 хромосомы, тогда как у описываемого нами вида — 66. В своих детальных работах 1965 г. Курт Бениршке из Зоологического общества Сан-Диего (США), а также один из авторов данной статьи Виктор Орлов показали: карио-тип (*Кариотип - совокупность признаков (число, размеры, форма и т.д.) полного набора хромосом, присущая клеткам организма определенного вида (прим. авт.)) домашних лошадей образовался в результате слияния предковых хромосом, т.е. животные, от которых они ведут свою историю, и лошадь Пржевальского были близкими родственниками. Теперь такие отношения позволяют им свободно скрещиваться с образованием плодовитых гибридов. В то же время, исследуя митохондриальную ДНК, Оливер Райдер и Анна Боулинг из Зоологического общества Сан-Диего выяснили, что у Equus przewalskii есть уникальные генетические маркеры, не встречающиеся ни у одной породы домашних лошадей, даже у монгольской, соседствовавшей с ней веками.

На рубеже XIX-XX вв. было предпринято несколько экспедиций в западную Монголию с целью отлова диких лошадей для зоопарков. Ввиду их большой редкости спрос был огромен, и жеребята разошлись по разным коллекциям поодиночке или парами. Одним из первых в 1899 г. приобрел ценных животных степной зоопарк «Аскания-Нова» в Украине. И здесь начали пионерские работы по полувольному разведению: подопечных держали не на маленьких огороженных площадках, а в вольерах площадью до 1,5 тыс. га, где они могли свободно пастись под открытым небом круглый год. Так возник крупнейший центр разведения лошадей Пржевальского в СССР - в «Аскания-Нова» жили свыше сотни особей, или около 60% всего поголовья в нашей стране.
 
 
НОВАЯ УГРОЗА ИСЧЕЗНОВЕНИЯ
После распада Советского Союза, провозглашения Украины и других республик независимыми государствами, Россия лишилась большей части живой «коллекции» диких лошадей. В 1995 г. в девяти отечественных зоопарках обитали лишь 44 особи: крупнейшими держателями лошадей Пржевальского оставались Московский и Ленинградский (11 и 9 соответственно), за ними следовали расположенный в Ростове-на-Дону и Пензенский. За последние годы численность этих животных не только не увеличилась, но и несколько уменьшилась — до 40 особей, а обе столицы уступили первенство Ростову-на-Дону, где на территории зоопарка сегодня живут 8 лошадей. В зоосадах остальных городов их не более 2-5.

Однако общую численность лошадей Пржевальского на территории бывшего Советского Союза удалось сохранить, несмотря на то, что их поголовье в «Аскания-Нова» сократилось примерно на 14%: сейчас здесь содержится 87 животных. Большую группу (28) подопечных отправили в зону отчуждения Чернобыльской АЭС (Украина) с целью восстановления и обогащения биоразнообразия экосистемы. К сожалению, браконьерский отстрел на этой территории сводит на нет усилия ученых.

В настоящее время лошадь Пржевальского продолжают разводить только крупные центры, но не так интенсивно как раньше. Причины — невысокий спрос на этот вид, переставший быть экзотикой, и недостаток места для содержания групп животных. Так, зоопарки Ташкента, Семипалатинска (Семей), Риги и Липецка содержат одиночных или не размножающихся особей, а в зоосадах Кишинева, Караганды, Термеза и Челябинска поголовье утрачено. Вызывает беспокойство и старение популяции в неволе, особенно в питомниках с небольшим поголовьем.

Сейчас в многочисленных отечественных и зарубежных центрах разведения успешно размножаются сотни видов птиц, пресмыкающихся и млекопитающих. В зоопарках животных разводят в условиях близких к идеальным: с полным обеспечением кормами, устранением угрозы со стороны хищников и часто в более мягких климатических условиях, чем на их родине. Обычно коллекции время от времени пополняют особями, отловленными на воле, что особенно важно при низкой численности питомцев. Но если вид в природе больше не существует и нет возможности пополнять небольшие по численности группы в зоопарках и питомниках (так произошло, например, с оленем Давида, предположительно обитавшего на северо-востоке Китая), то риск их вымирания слишком велик не только в силу меняющихся экономических условий, но и в результате инбридинга (скрещивания близкородственных форм в пределах одной популяции) и резкого уменьшения генетической изменчивости.

Все же успешно размножающуюся в зоопарке группу животных можно попытаться вернуть в пределы естественного ареала, если биотопы не претерпели с тех пор значительных антропогенных изменений и имеется достаточно финансовых средств для организации реинтродукции. Такие работы начаты на Кавказе для восстановления здесь популяции переднеазиатского леопарда, еще полвека назад населявшего этот регион. В Приморском крае готовят аналогичную программу для дальневосточного леопарда.
 
ПУТЬ К СПАСЕНИЮ
 
Все вышесказанное, безусловно, относится и к лошади Пржевальского. Она занесена в Красный список Международного союза охраны природы (МСОП) и в Приложение № 1 Конвенции о международной торговле дикими животными (CITES). За ее судьбой следят эксперты Программы ООН по окружающей среде, Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, МСОП; специалисты ведут Международную племенную книгу. В 1980-1990-х годах проведено четыре международных симпозиума, посвященных проблемам сохранения лошади Пржевальского, где шло обсуждение возможностей ее интродукции из зоопарков в природу. В резолюциях форумов подчеркнуто: только формирование нескольких больших естественных популяций гарантирует дальнейшее выживание этого вида.

На бывших целинных, а ныне освоенных человеком землях, где некогда обитала дикая лошадь, с переходом к рыночной экономике хозяйственная деятельность стала ослабевать из-за нерентабельности растениеводства на неплодородных почвах. Значительные по площади территории превращаются в пустоши и залежи с обедненными природными сообществами. Увы, стать вновь полноценной степью антропогенно нарушенные угодья смогут только через 40-50 лет. Однако этот процесс значительно ускорится с появлением истинно степных видов фауны, в особенности крупных травоядных животных. Иными словами, степь и лошади Пржевальского нуждаются друг в друге. Как помочь им? Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Институт степи УрО РАН и Зоологический музей МГУ им. М.В. Ломоносова совместно разработали проект создания природной популяции лошади Пржевальского на юго-востоке нашей страны.

Начальный этап проекта мы предполагаем реализовать на последнем в России едином крупном естественном фрагменте нераспаханной типичной ковыльной степи под названием «Орловская степь», в 120 км от города Оренбурга. Его площадь составляет 16500 га, что вполне достаточно для обитания самовоспроизводящейся популяции лошади Пржевальского. Близкое расположение одного из участков Оренбургского государственного природного заповедника (Оренбургский заповедник состоит из четырех изолированных участков на территории Оренбургской области, отражающих разнообразие степных ландшафтов этого региона, расположенного на стыке Русской равнины, Уральских гор и Тургайского плато (прим. ред.)) и наличие многочисленных залежных земель на юге и юго-востоке области создает возможности для расселения животных при успешной реинтродукции. Климатические условия в этом районе мягче, чем в Монголии — последнем их природном прибежище. Сейчас здесь обитают разнообразные птицы и мелкие грызуны, слепушонки, зайцы, лисицы, черные хори, барсуки. Нет лишь крупных копытных животных. Низкая плотность населения и отсутствие коневодства делают эту территорию еще более перспективной для нашей задачи.

Но одно из главных препятствий на пути осуществления проекта — финансовые проблемы. Мы надеемся, что усилия ученых, помощь и энтузиазм неравнодушных людей помогут в ближайшем будущем природе России вернуть один из утраченных некогда видов животных.