Сидорова Е. Реликт миоцена в сетях цивилизации (русская выхухоль)

 
Евгения СИДОРОВА
 
 
РЕЛИКТ МИОЦЕНА В СЕТЯХ ЦИВИЛИЗАЦИИ
 
 
 
 
 
 
Этого зверька из отряда насекомоядных иногда называют водяным кротом: подобно сухопутному родственнику русская выхухоль (Desmana moschata) близорука, не любит дневного света и из своего подземного жилища - ведущего прямо под воду сложного лабиринта подземных туннелей в высоком берегу лесного озера или речки - обычно выбирается лишь в сумерках. Однако судьба осторожного животного, ныне встречающегося исключительно в нашей стране, драматична - данный вид занесен в Красный список Всемирного союза охраны природы и Красную книгу РФ с пометкой «сокращающийся в численности, редкий, реликтовый».

По мнению ученых, современное состояние популяции выхухоли отражает степень деградации пойменных угодий, где она обитает. Сказывается и неудовлетворительный уровень природоохранной работы. Может ли человек приостановить нежелательные процессы?
 

МИЛЛИОНЫ ЛЕТ НЕ ТЕРЯЯ «ЛИЦА»

Крупный отечественный специалист по насекомоядным млекопитающим доктор биологических наук Сергей Строганов (1904-1960) выделил выхухоль в самостоятельное семейство Desmanidae, указывая на структуру черепа и зубной системы, особенности слуховых косточек и другие морфологические признаки, отличающие ее от представителей семейства кротовых (Talpidae) (большинство ученых сегодня принимает перечисленные аргументы, добавляя новые). Существуют и черты сходства, указывающие на генетическую связь этих групп, обособившихся в результате длительной эволюции.

Самые древние ископаемые остатки выхухолей датированы средним олигоценом (30 млн лет назад). В последующем маленький зверек расселился на обширной территории, о чем свидетельствуют палеонтологические находки различного возраста — от миоцена (23-5 млн лет назад) до плейстоцена (2,5 млн-11,7 тыс. лет назад), обнаруженные на Северном Кавказе, юге европейской части России, в Венгрии, Польше, Германии, Голландии, Франции, Швеции, на Британских островах. Четыре из пяти процветавших в миоцене видов вымерли более 1 млн лет назад, а русская выхухоль сократила свой ареал, ограничившись бассейнами рек Днепр, Дон, Волга, Урал, Обь. Однако облик животного практически не изменился. И мы имеем редкую возможность созерцать «в его лице» реликт весьма отдаленных от нас геологических эпох.

Выглядит посланец прошлого довольно экзотично. На массивное, покрытое серовато-каштановым мехом тельце длиной 18-22 см (т. е. довольно крупное для насекомоядного) прилеплена подслеповатая головка с оголенным, длинным, подвижным, постоянно исследующим окружающие предметы хоботком. Прежде чем нырнуть в родное озерцо, где его ждут вкусные стебли рогоза, камыша, стрелолиста и аппетитные моллюски, личинки насекомых, пиявки, молоденькие рыбки, зверек погружает голову в воду. Такая последовательность движений привела исследователей, в частности научного сотрудника Окского государственного заповедника Льва Бородина, к мысли об особой роли хоботка, не только как главного органа осязания, но и «руля глубины».
 
Попав, наконец, в свою стихию, выхухоль (в народе ее называют еще «хохуля») «задраивает люки» (ноздри замыкаются специальными клапанами) и развивает значительную скорость, в чем ей помогают снабженные плавательными перепонками лапы с внушительными когтями (до 7 см на передних конечностях и 10-11 см — на задних) и равный по длине туловищу хвост, уплощенный с боков на манер весла. Этот покрытый темно-бурой кожей инструмент безотказно служит хозяйке в водоеме при движении вперед и во время поворотов, однако на берегу безвольно тащится по земле, уменьшая и без того скромную (52-107 см/с) скорость не приспособленной к сухопутным перемещениям хохули.
 
 
АРОМАТНЫЙ «ЩЕГОЛЬ»

У основания хвоста выхухоли расположены железы, выделяющие жироподобный мускус с очень сильным и стойким запахом. С помощью данного вещества животное помечает территорию, смазывает шерсть, предохраняя ее от воды, и в какой то мере отвращает хищников. Разумеется, человека эта особенность зверька никогда не смущала, а, напротив, стала одной из причин охоты на него: ароматный секрет некоторое время использовали при изготовлении духов, «благоуханными» хвостиками перекладывали вещи в шкафах, дабы отпугнуть моль.
 
Автор знаменитого «Толкового словаря живого великорусского языка», почетный член Петербургской АН Владимир Даль (1801-1872) полагал: само название животного связано со старинным русским словом «хахаль» — так именовали волокиту, надушенного щеголя. А член-корреспондент АН СССР с 1928 г. Максимилиан Фасмер (1886-1962) усматривал родство слова «выхухоль» с чешским chuchati, что означает «дышать, выдыхать», польским chuch и chuchac — «дыхание», «дышать» — все три, вероятнее всего, звукоподражательного происхождения. Кстати, в брачный период хохуля подает «пыхтящие» сигналы.

Но все же не мускус, а красивый мех зверька был основной причиной преследований его человеком. Знаменитый немецкий натуралист XIX в. Альфред Брем в своей энциклопедии «Жизнь животных» отметил его близкое сходство с мехом бобра и ондатры, давшее основание выдающемуся шведскому ученому XVIII в. Карлу Линнею в предложенной им классификации причислить выхухоль «под именем мускусного бобра к отряду грызунов». Тем не менее, в конце XVIII в. ее шкурка в России стоила всего 2-3 коп., что соответствовало цене курицы, полутора десятка яиц и дневному заработку разнорабочего. Изменилась ситуация лишь в середине XIX в.: в 1862 г. за шкурку давали 26 коп., в 1893 — 99, а в 1894 г. — до 1 руб. 25 коп. В 1888 г. заготовки шкурок увеличились втрое, однако спустя 4 года государство ограничило весенний промысел хохули, видимо, в связи с наметившимся истощением запасов живого ресурса.

Россия всегда была монопольным поставщиком меха этого эндемика нашей страны, что создавало благоприятную конъюнктуру на международном пушном рынке: в Европе на исходе XIX в. за шкурку платили 1 марку. Максимально же выгодной торговля стала в 1920-е годы на фоне резкого снижения экспорта: в стране цены колебались от 1,5 до 3 руб., на Украине достигали 6-7 руб., а в Лейпциге взлетали до 20-30 марок! Примечательно, что как раз в 1920 г. вышел специальный декрет Советского правительства, повсеместно запрещавший добычу и заготовку хохули. Иными словами, продажи в тот период осуществлялись за счет браконьерского промысла.
 
 
ИСТРЕБЛЕНИЕ НА ФОНЕ ВЫМИРАНИЯ

На русскую выхухоль не охотились до 1940-х годов. В 1930-е для восстановления численности вида даже создали сеть специализированных заповедников, в частности Клязьминского (в пойме среднего течения реки Клязьмы). Затем лицензионная добыча была разрешена. Однако заготовители не соблюдали установленные нормативы, и на фоне слабого контроля со стороны охотинспекций началось стихийное истребление ценного зверька, чей мех охотно закупали на шитье женских воротников, муфт и шапок. В итоге в 1957 г. промысел хохули вновь запретили на пять лет из-за заметного уменьшения ее поголовья.

Специалисты понимали: не восстановив численность популяции вида, нельзя думать о его промышленной эксплуатации. Лев Бородин из Окского заповедника в своей монографии «Русская выхухоль» (1963 г.) проанализировал данные о распространении животного, опубликованные начиная со второй половины XIX в. (более ранние сведения недостаточно надежны), и показал: в XX в. его ареал значительно сократился, в особенности в 1930 — 1950-е годы. Выхохули стало меньше на Урале, исчезла она из прежних местообитаний в устье Камы, Волжской пойме, нижнем течении Дона, в приазовских реках, бассейне Днепра. Не стало ее под городами Харьковом и Осколом. Явилось ли причиной тому ее хищническое истребление человеком?

Казалось бы, такой вывод закономерен. В энциклопедии Брема, изданной в конце XIX в., говорится: «Повсюду, где выхухоли водятся, их много...» и «...как многочисленны должны быть выхухоли, видно из того, что мех, употребляемый на опушки шапок и домашнего платья, стоит на наши деньги всего несколько копеек». Однако исследования ряда ученых, в том числе докторов биологических наук Александра Парамонова (1891-1970) и Александра Формозова (1899-1973) из МГУ им. М. В. Ломоносова, доктора биологических наук Ильи Барабаш-Никифорова (1894-1980) из Воронежского государственного университета, доктора биологических наук Леонида Шапошникова (1905-1979) из Рязанского педагогического института, а также Льва Бородина, показали: нерегулируемый промысел — не единственная причина явного сокращения численности реликтового зверька. На рубеже ХГХ-ХХ вв. в местах его обитания произошли коренные изменения природных условий, гораздо более существенно повлиявшие на популяцию.

Дело в том, что хохуля может жить лишь в пойменных угодьях лесной и лесостепной зон — старицах, небольших озерцах глубиной 1,3-5 м, с хорошо развитой прибрежной и водной растительностью, неторопливых речках. Для процветания ей необходимы повышенная увлажненность территории при небольшой годовой амплитуде уровней воды — ибо ведущие к затоплению нор весенние разливы, летнее пересыхание обмелевших водоемов и их зимнее промерзание гибельны для зверька, тонущего в собственном жилище либо становящегося жертвой хищников во время вынужденных кочевок. Люди же постепенно свели обширные водосборные леса, освобождая место под пашню, осушили болотные угодья, построили дамбы, создали водохранилища — все вместе серьезно изменило климат и гидрографию Русской равнины.

Заведующий лабораторией ФГУ «Всероссийский научно-исследовательский институт охраны природы» («ВНИИприроды», Москва), кандидат биологических наук Геннадий Хакин, много лет занимающийся проблемой охраны выхухоли, убежден: на грани выживания животное оказалось вследствие экспансии цивилизации. Но если в нашей стране, с ее дремучими чащами, данный вид в полной мере испытал антропогенный прессинг только в XX в., то в Западной Европе процесс «изгнания» начался гораздо раньше — в XVII-XVIII вв.

Запрет на промысел русской выхухоли, введенный в 1957 г., действует у нас до сих пор во многом благодаря умению биологов, охотоведов разъяснить чиновникам необходимость охраны вида. Разумеется, последняя немыслима без изучения оберегаемого объекта. Во второй половине XX в. ценные сведения о распространении, особенностях поведения редкого зверька накапливали специалисты заповедников Брянский лес, Воронежский, Керженский, Мордовский, Окский, Хоперский и ряда заказников (Клязьминский, Муромский и др.). К сожалению, полученные данные свидетельствовали о неуклонном уменьшении популяции: в 1970 г. — 69 тыс. особей, в 1985 — 39 тыс. Параллельно сокращался ареал распространения хохули.
 
 
КАК СОХРАНИТЬ ВЫХОХУЛЬ?

В 1985 г. исполнительный комитет Владимирского областного совета народных депутатов по инициативе АН СССР и «ВНИИприроды» преобразовал Сельцовское охотничье хозяйство, расположенное во Владимирской области на площади 17 тыс. га, в специализированное опытное выхухолевое. Активную роль в этом сыграли директор Института эволюционной морфологии и экологии животных им. А.Н. Северцова академик Владимир Соколов (1928-1998) и старший охотовед Владимирской области Геннадий Хакин, хорошо понимавший ценность угодий, отведенных для эксперимента, поскольку в 1967-1970 гг. являлся первым директором упомянутого хозяйства.
 
Отныне перед его сотрудниками стояла задача: оберегать уникальный вид, сочетая эту работу с рациональным промыслом других животных. По идее учредителей, такая форма работы могла сделать союзниками деревенских жителей, недовольных необоснованными запретами и долгосрочным резервированием мест обитания различных зверей и птиц в заказниках. Выборочная охрана была призвана минимизировать конфликт с местным населением, получавшим доступ к интересующей его дичи, и облегчить соблюдение режима, который состоит в следующем. На территории охотхозяйства нельзя ловить рыбу ставными (стационарными) сетями, а организации, вознамерившиеся заняться мелиоративными работами и применять ядохимикаты для сведения растительности вблизи его границ, обязаны согласовывать свои действия с его администрацией. Туристам разрешается находиться только в установленных местах. Кроме того, недопустимо пасти скот, рубить деревья и кустарник в стометровой полосе вокруг водоемов. Все рекомендации разработаны специалистами «ВНИИприроды».

Перечисленные меры объясняются особенностями выхухоли. Для полноценного развития и успешного размножения ей необходимо сохранение пойменных экосистем лесной зоны с защитными и кормовыми качествами. Она страдает от близости человека, как и все дикие животные, но в отличие от многих из них не может избежать преследования, будучи узко специализированным видом, ведущим водный образ жизни.

Введенная во Владимирской области форма природоохранной работы не была оригинальной. В России идея создания специализированных охотхозяйств (оберегающих отдельные виды животных) впервые прозвучала еще в 1932 г. и принадлежала специалистам Московского пушно-мехового института, приложившим серьезные усилия для создания сети заповедников в стране. Принцип, заложенный в основу отечественного эксперимента, взят на вооружение и за рубежом. Разумеется, популяция выхухоли на территории преобразованного Сельцовского охотхозяйства уже спустя несколько лет стала многочисленнее, чем в среднем по области. Сюда приезжали специалисты из Португалии, Франции перенять полезный опыт. Однако у нас успешное начинание, увы, не имело продолжения в виде новых учреждений такого типа. Хотя они были бы несомненным благом для многих редких видов фауны.
Между тем по оценкам отечественной общественной организации Центр охраны дикой природы, с 2000 г. занимающейся мониторингом состояния популяции русской выхухоли (охвачено более 40 тыс. км береговых линий рек и водоемов) и просветительской работой среди населения России, численность уникального животного в 2001 г. составляла уже лишь 28 тыс., а в 2006 г. — не более 25 тыс. особей. И первостепенную роль в исчезновении краснокнижника играет все тот же, что и в первой половине XX в., неудовлетворительный природоохранный контроль и процветающее на его фоне браконьерство.

Отдельно следует остановиться на особенностях рыбной ловли в местах обитания хохули. Синтетические ставные сети сегодня перекрывают небольшие российские речки вдоль и поперек. В период нереста рыб экологи из Центра охраны дикой природы на 10-километровом маршруте за один день изымают 3-5 таких снастей, к слову сказать, очень дешевых и доступных. Неудивительно, что хозяева зачастую «забывают» их в водоемах. Недавно к имеющемуся у браконьеров арсеналу добавились электроудочки, электрошокеры, электросети, уничтожающие кормовую базу выхухоли. Все вышеназванные средства, безусловно, зло, с которым надо бороться на государственном уровне.

Разумеется, было бы утопией надеяться на немедленное ограничение промысла. Но для того, чтобы он соответствовал природоохранным нормам, Геннадий Хакин и его коллеги предлагают использовать подходы специалистов бывшего Клязьминского государственного заповедника (ныне заказника). Несколько десятилетий назад они разработали и испытали специальную ловушку, исключающую гибель выхухоли, но способствующую хорошему улову рыбы. Для этого в верхнюю часть вентеря (суживающейся книзу сети на обручах) следует вшивать особое приспособление в виде трубы длиной около 1,5 м, диаметром 20 см. Если она на 5-7 см выступает над поверхностью воды, зверек находит выход и может покинуть снасть. Хорошим средством, по мнению зоологов, был бы и традиционный невод: пока его тянут, осторожные животные, заслышав шум, прячутся в безопасных норах (правда, такой способ лова для человека более трудоемкий, чем использование новомодных «снастей»). При отлове ондатры на территории Сельцовского охотхозяйства сотрудники «ВНИИприроды» впервые предложили, а затем внедрили в практику так называемые складывающиеся мордушки-ловушки, изготовленные из металлической сетки с рядами ячеек 45x45 мм: из такой западни хохуля легко выбирается.

В 2006 г. в Окском биосферном заповеднике (Рязанская область) состоялось научно-практическое совещание «Современное состояние русской выхухоли и перспективы ее охраны». Тогда же с целью мониторинга популяции уникального вида и содействия его охране была учреждена специальная рабочая группа. В ее состав вошли многие отечественные специалисты, занимающиеся русской выхухолью. Ныне ученым многое удалось сделать. В частности, в конце 2008 г. по их инициативе внесены изменения в государственный закон о рыболовстве, запрещающие ввоз в страну лесочных сетей и электроудочек. Однако не менее важные задачи — расширение сети особоохраняемых природных территорий в местах обитания реликтового зверька и создание специализированных охотхозяйств — пока не решены.

Разумеется, в рамках одной статьи невозможно рассказать обо всех проблемах охраны русской выхухоли, например, об организации мониторинга и расселении вида, проводимом настоящими профессионалами, энтузиастами своего дела. Это — отдельная тема. Благодаря кропотливой работе экологов остается надежда, что обитающий исключительно в нашей стране живой реликт древних геологических эпох не исчезнет и отношение людей к нему станет, наконец, цивилизованным.
 
 
 
"Наука в России". 2010. № 4. С. 106 - 112