Распопин В. Н. Одиссея (Реж. Андрей Кончаловский)


ОДИССЕЯ (THE ODYSSEY)

Страна: США
В ролях: Арманд Ассанте, Грета Скакки, Эрик Робертс, Джеральдина Чаплин, Йероен Краббе, Кристофер Ли, Ирен Папас, Изабелла Росселлини, Бернадетт Питерс, Майкл Поллард, Ванесса Уильямс и др.
Режиссер: Андрей Кончаловский
Продюсер: Дайсон Ловелл, Френсис Форд Коппола
Сценарист: Андрей Кончаловский, Крис Солимин (по эпической поэме Гомера)
Оператор: Сергей Козлов
Композитор: Эдуард Артемьев
Жанр: приключенческий эпос

Год выпуска: 1997


Формально, то есть в плане экранизации фабулы поэмы и зрелищности, с задачей Андрей Кончаловский справился безусловно. Более того, он сумел придать американскому телевизионному мини-сериалу черты изящества, свойственного культуре "детства человечества", по крайней мере, в эпизодах общения героя с высшими силами, да и в самом облике Одиссея, способного одновременно и уважать силу, и противостоять ей, и учиться у неё, и наконец осиливать. Кроме сказанного, российский режиссёр, по справедливому, в общем, мнению С. Кудрявцева, сумел насытить картину полемическими и политическими аллюзиями. Другое дело, что спецэффекты порой смотрятся как сказочные цветные вклейки как бы из пересказа "Одиссеи" для детей, визуальный ряд никоим образом не восполняет - не говоря уж заменяет - отсутствия поэзии, линейное развитие сюжета, хоть и осложненное чередованием эпизодов из злоключений героя и жизни героини, предопределяет старение Одиссея, тогда как у Гомера, излагающего события преимущественно ретроспективой, таковое старение вовсе отсутствует в полном соответствии с требованиями жанра героической поэмы. И наконец эзоповы намёки российскому зрителю, мол, на Бога надейся, а сам не плошай, будучи восприняты как глубинный замысел режиссёра, при буквальном восприятии версии С. Кудрявцева приведут нас к такому подтексту, который весьма осторожный профессионал Кончаловский вряд ли имел в виду. Следуя логике кинокритика, мы получим не только названную поговорку, но и действенный способ решения проблем: роди, страна, героя, который перебьёт врагов народа. Спрашивается, кто сии враги? Иноземцы. Точка. Вы верите в то, что Кончаловский упрятал этот тезис между строк? Я - нет.

Сам по себе сериал, как я уже сказал, весьма впечатляющ и визуально, и особенно музыкально. Впечатляющ, зрелищен и по-своему поэтичен, несмотря на всё вышесказанное и даже несмотря на по-западному стереотипные актёрские работы: герои идеальны, враги омерзительны. Из ряда я бы выделил Джеральдину Чаплин, блистательно изобразившую старую няньку героя, а также исполнительницу роли Афины, на гомерову богиню решительно не похожей, слишком женственной, слишком обольстительной и в то же время, в отличие от прочих олимпийцев, поистине надмирной.

Красиво, но неудачно, по-моему, слишком по-голливудски, слишком из хоррора решена Кончаловским одна из центральных сцен текста - хождение Одиссея в Аид. Древние греки, люди непоседливые, любознательные, подземного мира не боялись, они там, в тумане, без солнца, моря и дела, тосковали. Кончаловский Аид - скорее ад, населённый кострами и страшилищами. Не попробовать ли Андрею Сергеевичу экранизировать Данте?

К числу переиначенных моментов следует отнести и противостояние Одиссея с Посейдоном - так, как подано оно в картине. Первоначальной причиной посейдонова гнева на Одиссея, согласно современному прочтению Гомера, является, собственно говоря, не столько свободоволие самого этого неугомонного хитреца, сколько, вероятнее всего, соперничество Посейдона с Афиной, издревле воевавших за сферы влияния. И поскольку бог морской проигрывал богине-воительнице едва ли не все споры, то вот и приходилось царю Итаки отдуваться за свою патроншу. Это уж позднее Посейдон рассвирепел и стал мстить лично Одиссею, когда тот изуродовал его сына Полифема. Кончаловский решает иначе (может быть, именно так, как это понял С. Кудрявцев) - причиной гнева божества становится непокорность, свободолюбие героя, даже и сама верность его дому, Пенелопе, Афине.

Избранная режиссёром концепция, однако, не плоха и не хороша, она просто есть, и мы вольны принимать её или оспоривать. И уж во всяком случае она вообще имеет место быть, чего не скажешь о предыдущих киноиллюстрациях к вечной поэме.

Что ж, вероятно, это действительно лучшая на сегодняшний день экранизация "Одиссеи", как "Троя" В. Петерсена - лучшая экранизация "Илиады". (Прочие "пеплумы" в самом деле не более чем пеплумы.) Но в сравнении с "Троей" "Одиссее" недостаёт реалистичности, она больше смотрится сказкой. Плохо это или хорошо - каждому решать самостоятельно. Мне кажется - не слишком хорошо, потому что гомеровы поэмы - область мифа, а не сказки, и у того же Петерсена время от времени рождается пусть не гомерова, а новая, но всё же мифология. Что же касается политических аллюзий, оные со временем смываются, отходят в прошлое, перестают быть понятными новым поколениям. Даже за прошедшие со времени выхода картины А. Кончаловского на экраны семь лет слишком многое изменилось, чтобы дети и подростки смогли оценить политико-полемический подтекст фильма. Но всё же посмотрят его - как героическую сказку. Только, к сожалению, вряд ли после кинутся читать поэму - трудное это дело даже для взрослых. А ведь Андрей Кончаловский, пусть и выбрал из неё основное, вплоть до символа дома-дерева, ложа-дерева, всё же не смог, да и не мог (и никто не смог бы) передать главное - вечно живую поэзию давно умершего языка, поэзию, вдохновлявшую и до сих пор вдохновляющую всю европейскую культуру, каковая, несмотря на всевластие постмодерна и Голливуда, сдаётся, всё ещё жива.