Распопин В. Н. Глянец (Реж. Андрей Кончаловский)

 

ГЛЯНЕЦ

Режиссер Андрей Кончаловский
Сценаристы: Дуня Смирнова, Андрей Кончаловский
Оператор Мария Соловьева
Композитор Эдуард Артемьев
Продюсеры: Андрей Кончаловский, Ольга Васильева, Евгений Степанов
Актеры: Юлия Высоцкая, Алексей Серебряков, Ефим Шифрин, Ирина Розанова, Александр Домогаров, Артемий Троицкий, Михаил Полицеймако и др.

Продолжительность 115 мин.
Жанр: комедия
Производство: Россия

Год выпуска: 2007

   Свершилось, мужики! Андрон Кончаловский снял новое кино – третье для последней жены. Прежде были драмы: военная ("Дом дураков") и историко-авантюрная ("Лев зимой"). Что же снял маэстро на сей раз? Да то же самое, что снимает почти всегда - образцовый китч, хоть теперь в жанре комедии с легкой поволокой "траги". Снял, говорю, Андрон Кончаловский несуразную, но куда как красивенькую побасенку с моралью про то, как уходят и уходят и уходят хорошие светлые люди в грязный-прегрязный мир наживы-политики и... остаются там самими собой, хорошими людьми, почти способными на любовь к ближнему, а если и меняясь, то лишь внешне. Ну, мы ж ему верим, верим, мужики... А? Верим?

  Ростовская швея-мотористка из неблахополучной советской семьи, хде холый придурок папа сильно пьет в бане, а  мама еще и курит, швея, ховорю, мотористка Халя, к которой вожделеет вся фабрика и еще треть хорода Ростова, шо на Дону, но у нее, у Хали, есть хахаль-браток на тачке, так вот, эта самая Халя, чья полухолая фотка возьми вдрух да выихрай какой-то там конкурс не то в "Комсомолке", не то в "Комсомольце", выклянчивает у своего мнохотерпеливохо хахаля-братка две тыщи баксов, делает ему ручкой, а вдохонку ножкой - вот не разобрал, которой именно: той, шо покороче, или той, шо подлиньше (у нее, у Хали, хлаз не подбит, нет, а ноги и впрямь разные), - и едет в Москву, шоб делать жизнь не с папы с мамой и братка-хахаля, а с прилично зарабатывающих храждан или, наоборот, хоспод.

  Дальше, читатель, история разворачивается по образцу пикарески: как нагретый на огне нож смачно протыкает кусок холодного масла - так и наша Галя проходит целый, понимаешь ли, срез современного российскаго общества, важнейший, доложу тебе, читатель, срез - тот самый, в который мечтает попасть и остаться там навсегда каждая училка и доярка, докторица-акушерка и фельдшерица тож, каждый инженер, рабочий, крестьянин и предприниматель, не говоря уж о фотографах, сочинителях стишков и прочих, так сказать, папараццях. Нет, дорогой мой читатель, мы с Андрон Сергеичем и Авдотьей Андреевной не о парламенте ("Вы хотите с этим бороться? - Шо вы, я хочу в этом участвовать!"), мы - о мире высокой моды и глянцевых журналов. Короче, об истинном наслаждении и, соответственно, обо мне: я - там, где бегают бизоны-олигархи.

  Первым делом наша бравая ростовчанка выводит на чистую воду хозяек журнала "Вог", или не "Вог", а "Бьюти", впрочем, без разницы (вы ее, разницу, видите? вот и я нет), как-то натужно исполняемых одной из голых сестриц Арнтгольц и одетой Ириной Розановой. Последнее - удивительно. Нет, не то странно, что Розанова, в отличие от Арнтгольц, одета, а то удивительно, что играет здесь хорошая актриса так же невыразительно, как и обе голые натурщицы (вторая Арнтгольц, тоже дезабилье, засвечена в картине Кончаловского не в казенном, а в собственном доме мужа-олигарха: "Ах, белый пароход!"). Может, дело в том, что играть Розановой нечего - типаж, уже использованный Татьяной Васильевой в "Попсе", один в один переехал в "Глянец" и таки не позволяет актрисе импровизировать. Впрочем, не уверен, не обгоняю. Тем более что от силы через десять минут все эти бьюти пропадают из фильма навсегда, вместе с "Вогом". Ну так пикареска ж!..

  Дальше наша тачанка-ростовчанка прет напролом в мир высокой моды, возглавляемой здесь почему-то явно сходящим в тираж бывшим звездным Яшей Фишером в исполнении Фимы Шифрина. Последний смотрится чуть живее Розановой, однако напрочь проигрывает Алексею Серебрякову, исполняющему роль советника модельера, вечного тусовщика и вечного же мальчика, то ли косящего под трансвестита, то ли и впрямь, как сказала бы моя не успевшая привыкнуть к новым временам бабушка, "педеастра"... Вообще говоря, если кто из актеров и поразил в этом действе, так именно Серебряков, кажется, способный убедительнейшим образом сыграть всё на свете: от лейтенанта штрафников на полях Великой Отечественной до ссучившегося зэка, пьющего горькую в ожидании очередной отсидки, или вот - "девочковатого" мальчика слегка под пятьдесят.

  Ближе к финалу, послужив петлеметательницей у модельера, домоправительницей у его друзей-соперников, всем пришедшись по душе, но ни с кем - по причинам, не от нее, банальной гетеросексуалки, зависящим - не сошедшись ближе, наша Галя выходит на олигарха (А. Домогаров), только что утратившего жену. Вопросы, храждане, будуть?

 Будуть! Скажите, Бога ради, кто та блондинка, кою с таким прилежанием старалась изобразить Галя, нет, Юля Высоцкая? Кто она: Грейс Келли из Хулливуда, или Катрин Денёв из Парижу? Отпиши мне, читатель, и я буду благодарен тебе до конца дней.

  Нет, разумеется, Андрон Сергеевич Михалков-Кончаловский слишком опытен и вообще совсем не прост, чтоб под конец взять да и уйти в сентименты, даже если они и составляют основную суть романа (книги, то есть, не подумай чего иного, читатель, - книги, которая так и называется "Глянец", автор - та же Юлия Высоцкая, а что?.. Донцова ж вот издает не только детективы про собачек, но и многотомную поваренную книгу, отчего бы у Высоцкой было меньше прав на свой дамский глянец?) его нынешней жены, здесь, натурально, играющей не хуже прочих всех, не считая Серебрякова - ну, дык-ть то Серебряков!.. Потому, естественно, в финале у Кончаловского никто не падает друг другу в распростертые, не рыдает потекшей тушью на нестиранной майке - в финале собираются друг друга убивать, но не убивают, а лишь показывают полнейшее пренебрежение человека к человеку (= волк, а чего вы хотели?), в финале, наконец, коротко пьют шампанское, ясен пень, за тыщу баксов бутылка. В общем, это называется открытым финалом, господа, когда вся жизнь впереди, и она же, типа настоящая жизнь, - позади.

  Проще говоря, за что боролись - на то и напоролись. Плохо, скучно, грустно, наконец, гнусно быть богатым, успешным, знаменитым, прожигать свою жизнь на еженощных тусовках, фуршетах, танцполах, поплёвывая на народ с Останкинской башни (эх, жаль, что не с трибуны Мавзолея!) да поблёвывая - в будущем сезоне - с Эйфелевой, как, впрочем, уже делали несколько лет назад персонажи романов Бегбедера - видать, главнейшие теперь для нашего важнейшего из искусств образцы поведения для подражания. Раньше патентованные горланы-главари призывали делать жизнь с Дзержинского, а нынче - с Бегбедерского (пресловутый "Дьявол носит Prada", от коего берет отсчет сей глянцевый роман, - историйка-то вполне в бегбедеровом духе). И что? Да ничего! Какая нам, в нашем Мухосранске, разница между серым гранитом и блестящим глянцем? Никакой! Спасибо, Учитель, за мудрые советы!

 А какие выводы еще можно сделать, Андрон Сергеевич, из высокопрофессионального и даже вполне смотрибельного, в отличие от 99 процентов прочего постсоветского кино, Вашего с Юлей-Дуней полуглянца?

 Постскриптум. Чем, интересно, ответит Никита Сергеевич в нашумевших своих "12"? Нашенской этикой по ненашенской эстетике старшого братца?

  И пост-постскриптум, без которого вроде бы можно было обойтись, но, право, жаль такое не пропеть!.. Финальные титры картины сопровождает известнейшая советская песня в - не нахожу другого слова - блеянии нового близкого друга Андрон Сергеича, коему маэстро уже успел сбацать клип, жутко талантливого, как считает Кончаловский (или, может, все же его супруга?) Димы Билана, который на самом-то деле никакой не Дима, не Билайн и не певец, а... не буду ховорить, что - хлянцевые засудють!