И. Бергман. Причастие (Зимний свет)

 


ПРИЧАСТИЕ (ЗИМНИЙ СВЕТ)

Страна: Швеция
В ролях: Гуннар Бьорнстранд, Ингрид Тулин, Макс фон Сюдов, Г. Линдблюм, А. Эдваль, У. Тунберг, Э. Эббесен, К. Кнудсен.
Режиссер: Ингмар Бергман
Продюсер:
Сценарист: Ингмар Бергман
Оператор: С. Нюквист
Композитор: И.С. Бах
Жанр: драма

Год выпуска: 1962

Второй фильм трилогии ("Как в зеркале", "Причастие", "Молчание"), самый короткий, бессюжетный и наиболее трагический из всех. Эта философская новелла рассказывает о священнике, утратившем Бога и мучительно пытающемся вновь обрести Его и вместе с Ним мир в своей душе. По всей видимости, Господь оставил его не сразу. Впервые сомнения Эрикссон (так зовут героя картины, его роль исполняет Г. Бьорнстранд) испытал на полях гражданской войны в Испании. "Я отказывался что-либо видеть, понимать, - говорит он. - Отказывался принимать действительность такой, как она есть. Я и мой Бог жили в мире, где царили гармония и порядок. А вокруг корчилась в муках подлинная жизнь. Но я не хотел ее замечать. Я видел только моего Бога". Окончательно же Бог замолчал и покинул Эрикссона, по-видимому, сразу вслед за тем, как покинула пастора и этот мир его любимая жена. Теперешняя связь с приходской учительницей, женщиной одинокой, замкнутой, истовой мучительна для героя: он не любит ее, но в силу профессии и просто человеческой (и мужской) порядочности не решается на рызрыв.

Всеми силами и муками души, всеми своими действиями, самой, капля за каплей утекающей жизнью, пастор зовет Господа. Он отправляет службу даже когда в церковь не является ни один прихожанин. Присутствие же хотя бы нескольких человек - почти престольный праздник. Но утратив Бога сам, священник оказывается ни физически, ни духовно не в состоянии распространить Его благодать на прихожан, живущих своими нехитрыми заботами о хлебе насущном в глухом, занесенном снегом приходе. И как человек, для которого молчит Бог, он не решается давать решительные советы нуждающимся. Это приводит к двойной трагедии: не поверив робким увещаниям пастора, кончает с собой мучающийся непонятными ему и оттого внушающими непреходящий ужас проблемами большой политики простодушный и малограмотный рыбак, отец большого семейства (М. фон Сюдов), а ненужная, но настойчивая любовь-забота учительницы (И. Тулин) вызывает в конце концов эмоциональный взрыв тяготящегося ею героя. Нарушая все христианские законы милосердия, он режет ей правду-матку, вызывая состояние катарсиса не только в себе самом и любящей женщине, но и в зрителях.

Этот-то катарсис если не возвращает Эрикссону присутствие Бога, то, по крайней мере, позволяет ему обрести необходимое мужество, с каким он является в пустую церковь, чтобы, несмотря ни что, совершить богослужение. Последний этот жест, завершающий картину, по словам критика Б. Чижова (в кн.: "Ингмар Бергман. Статьи. Рецензии. Сценарии. Интервью". М.: Искусство, 1969. С. 33), "вернет ему достоинство и даже окружит его ореолом некоего величия".

Послушаем еще, как тот же автор формулирует идею короткого, но чрезвычайно насыщенного в эмоциональном и философском плане фильма великого режиссера. "Только в общении, в контакте с другими людьми - в любви - заключена возможность выхода из бездны отчаяния. Тема ПРИЧАСТНОСТИ к судьбам других... звучит в фильме "Причастие", выносится в его заглавие. Литургическая сторона религии здесь почти демонстративно замыкается на мирские взаимоотношения людей: ждут явления Бога - нет, человека; причащаются святым дарам - нет, человеческой любви; Бог скрывает свое лицо - нет, это у людей не хватает сил жить и любить по-человечески". И далее: "Жизнь возможна только как постоянное усилие, как ежесекундная победа над отчаянием и безумием - победа, которая в следующее же мгновение вновь ставится под вопрос... Как бы низко ни пал человек, пока он борется (добавлю от себя: пока Бог, пусть замолчал, но не умер в нем окончательно. - В.Р.) и сохраняет в себе стремление к высшему, ничто для него не потеряно" (С. 32 - 33).

Приведенные слова, по-моему, справедливы, пусть и несколько перегружены материалистической идеологией советского критика. Вдвойне справедливы - потому, что личные отношения с Богом и культом свободномыслящего и всегда мучительно ищущего истины шведского художника чрезвычайно сложны - это отображение реальной любви-вражды Ингмара Бергмана и его отца, протестантского священника, это и спроектированные в творчество отношения "блудного сына" от протестантизма, который, в свою очередь, сам ведь для христианской религии - младший сын-бунтарь

 

В. Распопин